Алкогольный юмор

Целое искусство, владение которым позволяет держать всю компанию в тонусе на протяжении всего вечера.

Быстрые

Шот-дринки – мужские залповые коктейли, которые пьются одним глотком. Самый верный и быстрый способ потерять голову.

Горячие

Горячий хот-дринк в холодных руках. Что может быть лучше, когда на улице -20? Идеальный способ согреть девушку.

Долгие

Небольшую передышку может дать напиток, вкусом которого можно наслаждаться на протяжении некоторого времени. Это лонг-дринки.

Огненные

Большинство крепкого алкоголя можно поджечь, но некоторые смеси твердо зарекомендовали себя как настоящие Горячие Штуки.

Главная » Алкогольный юмор 23.11.2010

Гонки на рикшах

Преамбула: Порт на севере Вьетнама. 1988 г. Команда советского судна приглашена на банкет в торговое представительство СССР. Пароход назначен дежурным по связи – значит мне (радист) и начальнику рации приходится остаться на рабочем месте.

Амбула: Весь экипаж, кроме вахтенных, укатил в торгпредство, а мы с начальником вступили в связь с Родиной, которая длилась почти час, после которого у нас перегорела лампа передатчика. Хохма состояла в том, что у нас нечем было ее заменить. Но дежуривший на посту вьетнамский пограничник, узнав о нашей беде, сообщил нам, что у его брата Семена такая лампа есть и дал нам его адрес. Найти подобную лампу у вьетнамца не фокус, поскольку лампа содержит золото.
Конечно же, вьетнамцы имеют свои имена, совершенно не похожие на наши. Например, Семен назывался именем вроде Сень-минь-у, что согласитесь трудновато для запоминания, поэтому часто их русские имена имели лишь одну общую букву с реальными, что ничуть не смущало вьетнамцев. Часто при знакомстве они называли оба своих имени, чтобы облегчить задачу запоминания имени нам и себе не создать дополнительных трудностей: ведь вы могли бы дать ему новое русское имя, на которое ему бы пришлось откликаться.

Короче, поскольку дело не терпело отлагательства (Родина ждала выхода в эфир), то мы решили с шефом ломануться на рикше. Добрались мы к Семену, но за лампу он загнул такую цену, что стало стыдно за “вьетнамского спекулянта”, о чем мы ему и сообщили. В ответ Семен поведал нам грустную историю о жизни своей семьи, об отце, который воевал с американцами, о жене и четверых детях, которых надо чем-то кормить, и об уровне жизни в странах азиатско-тихоокеанского региона в сравнении с вьетнамским уровнем. Петровичу (начальник) стало жаль его, и послал он меня за “Ламойкой”. Так называется ядовитая спиртосодержащая смесь, которую здесь приготовляют из риса. “Пошли дурака за водкой – он одну бутылку и принесет”- говорит народная русская пословица. Чтобы не слышать это выражение применительно ко мне, я взял две. Из закуски Семен предложил сушеные семечки арбузов :-(. “Значит, у них так принято”, – подумали мы и закурили. Посидели, выпили. Семен начал лопотать что-то о своих русских корнях и принес еще бутылку какого-то крепкого напитка с изображением ящерицы на этикетке: на ней, скорее всего, и настаивали. Когда на дне третьей бутылки оставалось не боле ста грамм, Семен вдруг заплакал, полез обниматься и заявил, что эту лампу он дарит своим русским друзьям. Окончание нашего “банкета” получилось каким-то скомканным. Лампа была у нас, Семен лежал на тахте и не подавал признаков жизни. Петрович поднес зеркало к носу вьетнамца и, убедившись, что Семен дышит, подтолкнул меня к выходу: нужно было попасть на судно до возвращения команды.

Выйдя из хибары Семена, мы с Петровичем одновременно махнули рукой. “И шо вы себе думаете?” Два рикши к нам и подъехало. Решили ребят не обижать: расселись по повозкам. И назвав их Петром и Павлом, пустились в порт. Алкоголь начал активно всасываться в кровь. Спустя квартал я заметил, как Петрович сунул “Петру” сложенную купюру достоинством где-то донгов 200 и тот прибавил обороты. Тачка Петровича удалялась. Разгоряченный парами вьетнамской водки мозг принял это удаление за вызов на соревнование. “Павел” получил 500 и расстояние начало стремительно сокращаться. Когда я первый раз обогнал Петровича и торжествующе оглянулся, шеф совал своему “водиле” очередной взнос: гонка продолжалась. Это было удивительное состязание: с обеих рикш градом лился пот, я чувствовал себя почти как жокей на ипподроме, когда показался въезд в порт. Петрович пришел первым, взвился по трапу на борт и исчез в надстройке. Я пошел менять лампу, по пути заглянул в каюту шефа. Из душевой (она же туалет) доносились весьма характерные звуки.

То, что я принял за вызов к состязанию, оказалось просто физиологической потребностью начальника.

На следующий день экипаж был собран для очередной лекции замполита, на которой он еще раз рассказал о “фасаде капитализма”, вьетнамских братьях и недопустимости использования велорикш для перемещения по городу. “А то вчера какие-то “америкашки” устроили гонку на велорикшах в районе нашего торгпредства!” Оказывается, наши Петр с Павлом (парни те еще) кругами возили нас по городу, чтобы побольше заработать. Благо еще, что торгпредство размещалось метрах в пятидесяти от “трассы”, а то и визу могли бы отобрать. Болела голова и было стыдно. 😉

Теперь-то мы все больше автомобили используем для поездок и перевозок, но когда изредка с Петровичем по сто грамм выпиваем, перемигиваемся и предлагаем друг другу гонки на рикшах устроить. Но так как для этого необходимо попасть во Вьетнам, то только воспоминаниями и ограничиваемся.

Рейтинг

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд Будьте первым!

Оставьте комментарий!

Вы можете использовать следующую разметку:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>